Рубрика: Классика жанра

Игра в классики



Гуру менеджмента и постиндустриальной теории о роли знаний в современном обществе и управлении

Питер Друкер:
Знание — это бизнес
«Знание — это бизнес6 абсолютно в той же мере, в какой бизнесом является потребитель. Физические товары или услуги — это только средства для обмена покупательской способности потребителя на знания, которыми обладает бизнес.
…Знания нельзя отыскать в книгах. Там можно найти только информацию, ведь знание — это способность применять информацию к конкретной сфере деятельности… Знание само по себе бесполезно в бизнесе (да и не только в нем), оно эффективно лишь тогда, когда вносит вклад в жизнь за пределами бизнеса — в мир рынков и технологий.
Производить что-либо так же хорошо, как другие, сегодня недостаточно… Только превосходство дает прибыль; единственной настоящей прибылью является прибыль новатора.
Экономические результаты — это результаты специализации. Источником специализации, а следовательно, выживания и роста бизнеса, выступает специфическое, особое знание… Нет двух деловых предприятий, сферы особого знания которых совпадали бы».
Источник: Drucker, 1964

Владислав Иноземцев:
Информация и опыт
«В свое время Г. Честертон, рассуждая о традиции европейской философии, отмечал определенную утрату ею преемственности в период становления основ современного общества. “Именно тогда, — писал он, — была утеряна или нетерпеливо оборвана длинная тонкая нить, тянувшаяся из далекой древности; нить этого необыкновенного увлечения, свойственного только человеку, — размышления» (Честертон, 1991). Это стремление к мышлению было позднее радикально заменено стремлением к постижению информации… Сегодняшний переход, на наш взгляд, знаменует собой преодоление ограниченности этого последнего и переход к приобретению опыта, основанного на собственной практике. Различия между информацией и опытом не менее значительны, чем различия между знаниями, сохраненными на информационных носителях, и знаниями, воплощенными в сознании самих людей (Machlup, 1984), знаниями как источником понимания мира и как условием его изменения в ходе повседневной деятельности. Вполне симптоматично поэтому, что именно на данном этапе и началась гигантская революция в образовании, радикально изменившая облик современной цивилизации».
Источник: Иноземцев, 1998

Даниел Белл:
Знание — «коллективное благо»
«…Если индустриальное общество основано на машинной технологии, то постиндустриальное формируется под воздействием технологии интеллектуальной.
…Знание — общественный продукт, и его издержки, цена и стоимость сильно отличаются от соответствующих параметров промышленных товаров… Постиндустриальное общество характеризуется не трудовой теорией стоимости, а теорией стоимости, основанной на знании. Фактором инновации становится систематизация знания. Особенность последнего заключается в том, что даже будучи проданным, оно остается также и у своего производителя. Знание представляет собой “коллективное благо», поскольку по своему характеру с момента создания оно становится доступно всем, и у отдельного человека или компании нет особого стимула платить за его производство, если только они не стремятся получить на него имущественные права в виде патента или авторского права. Но патенты все менее и менее гарантируют исключительность владения, и многие фирмы терпят убытки, затрачивая деньги на исследования, тогда как их конкуренты, слегка модифицировав продукт, обходят патентное законодательство».

Значение корпорации
«…Корпорация может быть институтом частного предпринимательства, но в реальной жизни не является институтом частной собственности. Если активы предприятия — это прежде всего результат искусства управления, а не применения машин и других материальных объектов…, то собственность, безусловно, теряет свое значение.
…Так что же такое корпорация? Если вернуться к первоначальному значению данного термина, обозначавшего социальное нововведение позднего Средневековья, предназначенное решать новые проблемы, то корпорация выступала инструментом самоуправления групп, занятых общей деятельностью…; зачастую она имела общие активы, и ее существование длилось на протяжении поколений. Участниками корпораций становились те, кто нес прямую ответственность за ее деятельность, являлся наследником ее прежних членов или был избран для реализации тех или иных функций.
В наши дни деловую корпорацию — так же как и современный университет —необходимо рассматривать в рамках изначальной социологической окраски этого термина. В самом деле, если повнимательней присмотреться к коммерческой корпорации как к модели университета, то обманчивость владения становится все очевидней».
Источник: Bell, 1976

Элвин Тоффлер
Многоцелевая корпорация
«В новых условиях корпорации не могут работать только как механизмы для максимизации отдельных экономических функций — производства или прибыли. Еще недавно четкое понятие “продукция» сегодня резко расширилось, включив такие стороны, как основные эффекты дальнего действия и непосредственные эффекты деятельности корпораций. Теперь каждая из них имеет больше “продуктов» и, соответственно, несет большую ответственность за них, чем могли себе вообразить директора Второй волны: экология, социальные, информационные, политические, а не только экономические продукты. Таким образом, цели корпораций изменяются от одиночных к множественным не просто на уровне риторики и связей с общественностью, но и на уровне корпоративной идентичности и внутреннего самоощущения.
В измененных корпорациях мы можем ожидать внутренних баталий между теми, кто остался верен одноцелевым корпорациям Второй волны, и теми, кто готов справиться с условиями производства Третьей волны и сражаться за многоцелевые корпорации будущего».

Источник: Toffler, 1980

Собрал Аркадий Бевзь.

Комментирование закрыто.