Рубрика: Корпоративная культура

Люди и ритуалы



Такой гимн перед началом каждой смены поют рабочие и управляющие завода Кимицу, принадлежащего известному на весь мир японскому сталелитейному гиганту. Подобный ритуал есть практически у каждой компании Страны Восходящего Солнца, т. е. он единственный в своем роде. Пожалуй, по степени церемониализации корпоративной жизни японские, шире — восточные, компании оставили далеко позади своих западных конкурентов.
Поначалу американским и европейским представителям делового мира такое поведение казалось не более чем национальной экзотикой, причудливым проявлением традиционного японского группизма и уравниловки (дескать, что взять с трудоголиков!). Однако после того, как японцы превзошли их не только по количеству корпоративных ритуалов на душу населения, но и по качеству продукции, а также доле отхваченных у своих учителей мировых рынков, западные аналитики и практики всерьез задумались над проблемой корпоративной культуры, над тем влиянием, которое она, в том числе и ритуалы, оказывают на «боевой» дух и эффективность труда персонала.
Обычно в данном случае рассуждают о национальной специфике, не без иронии описывая, как взрослые люди перед началом трудового дня внимают напутствию руководителя, состоящего из набора общих слов, а затем хором распевают примитивные пафосные куплеты. Но главное, конечно не это, а прежде всего то, как корпоративные церемонии структурируют бытие организации и влияют на ее внутреннюю динамику, трансформационные процессы.
Итак, попробуем бесцеремонно заглянуть за кулисы корпоративных ритуалов.


Коллективное и индивидуальное
Следуя совету профессора Преображенского, я не читаю газет, однако в аккурат во время работы над этой статьей мне совершенно случайно попалась на глаза любопытная заметка (Легко, 2002), с которой и хотелось бы начать. «Отличился» не кто-нибудь, а министр юстиции США Джон Эшкрофт.
Сначала он удивил работников министерства своим распоряжением начинать трудовой день с утренней молитвы и вот совсем недавно «сделал еще один шаг на пути патриотического и нравственного воспитания» подчиненных, призвав их по утрам распевать еще и патриотические песни… собственного сочинения. Настоящим хитом сезона стала кантата «Пусть орел взовьется выше» (я бы перевел, как «Взвейтесь соколы орлами»). Далее процитирую подробнее: «Исполненный глубоких христианских и патриотических чувств, министр юстиции перед утренней летучкой раздает тексты своих песен участникам совещания, чтобы те могли присоединить свой голос к его утреннему гимну. А чтобы главе ведомства могли подпевать и испаноязычные сотрудники, для перевода песен были наняты профессиональные переводчики».
Орел однако не воспарил. Многие сотрудники вовсе не испытывали умиления по поводу утреннего вокала и отказываются петь. Ситуацию прояснила одна из сотрудниц, которая на вопрос, почему она не поддерживает патриотических порывов босса ответила: «Вы слышали эту песню? Да от нее с души воротит».
Этот случай прекрасный пример глупого и непрофессионального подхода к корпоративным ритуалам. Дело, разумеется, не только в сомнительном поэтическом даре министра юстиции, а скорее в тех формах и методах, которыми он внедрял ритуал. Уверен, престиж министра пострадал бы гораздо меньше, объяви он конкурс на утренний гимн. Но главное, что погубило идею, помимо нездорового самолюбования своим даром, — это излишняя серьезность и формализм. Пытаясь скопировать японский опыт, Эшкрофт не учел, что пафос — далеко не главное назначение корпоративных гимнов и напутственных речей.
«По свидетельству самих японцев, такие напутствия представляют собой набор общих фраз. Тем не менее они играют стимулирующую роль: работники концентрируются (выделено мной — В. С.) на способах решения стоящих перед ними задач» (Пронников, 1989). Иначе говоря, содержание ритуала гораздо важнее его формы. И оно может быть различно для каждого индивидуума. Кто-то слушая или произнося ритуальные формулы (так и хочется сказать «заклинания») будет думать, о предстоящей работе, другой о допущенной накануне ошибке и о том, как ее исправить, третий — о миссии, которая на него возложена…
Как видим, на первый взгляд, пустая трата времени выступает упорядочивающим компонентом корпоративного бытия. Ритуалы невозможны вне традиции, которая не может быть внедрена по хотению одного, пусть и наделенного всей полнотой власти, человека и представлять только его ценности, тем более персону.

 
Формальное и неформальное
Ритуалы структурируют бытие социальной организации, независимо от ее размеров. Поэтому без них не может обойтись ни одна корпоративная культура. Нередко случается, что руководитель предпочитает отказаться от церемоний: собраний, летучек, совместного празднования круглых дат и т. п. Однако это вовсе не означает, что в его компании нет ритуалов. Просто они будут вытеснены в неформальную сферу.
То же самое произойдет при излишней формализации корпоративных церемоний. Хороший пример тому — идеологические компоненты советского управления. Кого интересовало, что говорят на съездах и митингах, что происходит на выборах? Зато все делегаты или избиратели были в курсе, что сегодня «дают» в закрытом магазине или буфете.
Ритуалы авторитарной организации заслуживают особого внимания. Думаю, таковых и сейчас большинство, поэтому многие из вас в перечисленных церемониях узнают знакомые мотивы. Жизнь компании, оказавшейся во власти автократического стиля управления, регулируется целым набором ритуальных действ, основными функциями которых являются контроль, устрашение, создание атмосферы недоверия и коммуникативных барьеров внутри организации (во избежание появления сильных неконтролируемых политических альянсов и распространения нежелательной информации); усиление авторитета и расширение полномочий лидера; наконец, карательные мероприятия.
Формально ритуалы авторитарной или авторитарно-бюрократической организации ничем не отличаются от обычных событий корпоративной жизни. Это все те же собрания, летучки, обход территорий, собеседования, юбилеи и праздники и т. п. Однако за ними скрывается принципиально иное содержание. Рассмотрим на примерах.
Еженедельные собрания высшего руководства. Стиль — «разбор полетов». Вместо выработки общей стратегии, анализа ошибок предоставления слова всем заинтересованным в решении проблемы сотрудникам, собрание становится кульминацией политических игр в организации, конфликтом группировок (структурных или функциональных подразделений). В процессе «поисков крайнего» происходит «легализация» (официальный выброс) компромата на соперников, идет жесткая борьба за властные полномочия или доступ «к телу» босса. Участие менеджеров нижестоящего звена возможно исключительно в роли «козлов отпущения» — для «отфутболивания» ответственности с их непосредственных начальников, входящих в число особ, «приближенных к императору», в назидание руководителям среднего и низового звена.
Обход территории. Формальный повод — непосредственное ознакомление с текущими проблемами и ходом работ. На деле — напоминание рядовым сотрудникам о присутствии «всевидящего ока» или тот же «разбор полетов», но уже на месте. Именно при обходе территорий высокое начальство чаще всего допускает к себе менеджеров среднего звена (в качестве «экскурсоводов»). Антураж этого ритуала достаточно узнаваем: в большинстве случаев автократ нуждается в солидной «свите», при этом маршрут «экскурсии» исключает негативные эмоции и непосредственное общение с низовым персоналом, который, как правило, не удосуживается даже простого приветствия.
Юбилеи и праздники. Отличаются стандартным сценарием и официозной атмосферой. Главное назначение — подчеркнуть и повысить авторитет высшего руководства и отметить не тех, кто добился наибольших успехов, а наиболее соответствующих организационным нормам поведения. Помимо официальных праздников, наиболее частым поводом для такого рода ритуалов является «очередная высокая награда» шефа или визит высокого гостя. Последние можно рассматривать и как отдельные ритуалы.
Однако этим ритуальность авторитарной организации не исчерпывается. (Иначе можно было бы умереть со скуки!) Гораздо интереснее в данном случае неформальная культура организации.
Неформальные ритуалы призваны компенсировать недостатки официальной культуры, к которым прежде всего можно отнести односторонность корпоративных коммуникаций и отсутствие обратной связи. Неформальные ритуалы могут быть как разрушительными (с точки зрения корпоративной культуры) и угрожающими для ее лидеров, не признающих за ними право на существование, так и позитивными, объединяющими здоровые силы и идеи, благодаря которым «контора еще дышит».
Прежде всего к ним относятся
«утренний кофе» (чаще всего обмен последними новостями личной и культурной жизни, а также планирование рабочего дня);
«перерыв на обед» и «перекур» (обсуждение корпоративных новостей (сплетен) и событий, обмен информацией, опытом и советами);
неформальные встречи после работы (установление более тесных отношений между коллегами, проверка их «на вшивость», обсуждение проблем, о которых на работе «нельзя и заикаться»).
Перечисленные ритуалы далеко не единственные (полная типология — тема отдельного материала). Заканчивая их рассмотрение, отмечу, что практически в каждом из них значительное место отводится корпоративным легендам, чаще всего анекдотам, курьезам и сплетням из жизни начальства. Кроме того, укажу две весьма характерные закономерности.
Во-первых, чем меньше внимания уделяет руководство неформальной сфере человеческих отношений, тем больше рабочего времени занимают несанкционированные ритуалы. Бороться с ними бесполезно, поскольку в результате можно лишиться наиболее образованных и профессиональных работников, людей ценящих человеческие отношения.
Во-вторых, содержание неформальных ритуалов зависит от степени профессионализма и ценностей сотрудников. Для одних «чайные церемонии» могут стать формой т. н. «работы с прохладцей» (саботажа), для других способом передачи полезных знаний и опыта.

 
Сила «ли»
Ритуал может стать действенным фактором корпоративной культуры, когда он из арены противостояния формальной и неформальной сфер становится полем их взаимодействия и взаимопроникновения (Прудкий, 2001). Это возможно только на основе общих ценностей, при отсутствии в корпоративной жизни такого явления, как «культурный разрыв».
Именно ценности становятся первоосновой культурной интеграции компании. Формальные церемонии не в состоянии заменить, или подменить, собой этот мировоззренческий по своей сути процесс. Следовательно, эффективность ритуала как категории и инструмента формирования корпоративной культуры напрямую зависит от того, насколько он воплощает в себе общепринятые в коллективе ценности и традиции.
Причины той огромной роли, которую играют ритуалы в корпоративной жизни Японии, Кореи и др. азиатских лидеров, заключаются в том, что для них понятия «этика» и «ритуал» являются синкретическими. Они сливаются в философской категории «ли» («благопристойность»), обозначающей и ценности, и церемонии одновременно. «Ли» — это сознательный отказ от собственного «эго» во имя самосовершенствования и интересов общего дела, который заключается в общепонятные модели поведения.

 

Подготовил: Вячеслав Савенко.

Комментирование закрыто.