Рубрика: Корпоративная культура

«Совковый» стиль



«Совок» он и есть «совок». Поэтому «совковая» интерпретация стиля сама по себе не заслуживала бы внимания, если бы не тот факт, что даже в этой, примитивной по своей сути, концепции отразились практически все «болевые точки» теории управленческих стилей. Кроме того, в силу традиционных стереотипов топ-менеджмента советский подход и по сей день оказывает влияние не только на практику постсоветского управления, но и продолжает эксплуатироваться авторами некоторых «современных» учебников и практических рекомендаций по менеджменту.


«…Вопрос важнейший для всей партии, для всего народа» (Материалы ХХVI съезда КПСС)
На определение стиля управления (руководства) советскими теоретиками повлияла определенная эстетическая недоразвитость советского бытия. Взяв за основу соцреалистическую трактовку художественного стиля, они перенесли ее в сферу управления и адаптировали к условиям социалистического хозяйствования. В результате получилось нечто механистическое. Из монографии в монографию, из пособия в пособие кочевало определение стиля руководства как «совокупности типичных и относительно устойчивых приемов воздействия руководителей на подчиненных с целью эффективного выполнения управленческих функций» (Омаров, 1984) или как «совокупности наиболее характерных и устойчивых методов решения типовых задач и проблем, возникающих в процессе реализации функции управления» (Стиль, 1985).
Вместо системности — «совокупность», вместо динамичной внешней среды — «типичность», заслоняющая индивидуальность подхода, — уже этого вполне достаточно, чтобы признать приведенные определения стиля управления не соответствующими современным условиям. Однако есть еще один заслуживающий внимания существенный недостаток — односторонность «воздействия руководителей на подчиненных». В рамках политизированного руководства речь и не могла идти о сколь-нибудь существенном влиянии подчиненных на назначенного «партией и правительством» руководителя, равно как и о влиянии самого директора на «ум, честь и совесть» советской эпохи — КПСС, решения которой выполнялись беспрекословно.
К такой трактовке была подобрана соответствующая несложная типология стилей, включающая знаменитую триаду: автократический, демократический и либеральный стили руководства. Если выжать из нее социалистические идеологемы и риторику, то на поверку окажется, что она безбожно «содрана» с трудов немецко-американского психолога Курта Левина (1890–1947), посвященных исследованию групповой динамики, в частности эффективности стиля руководства (Lewin, 1939). Это, впрочем, нисколько не смущало отечественных теоретиков, поскольку упоминать имя «буржуазного» психолога было вовсе необязательно (что ж до того факта, что он исследовал влияние стиля руководства в группах, состоящих из 10-летних мальчиков, так это ничего — ведь патернализм был органичен для советской системы управления: руководители были нам как «отцы родные»).
Столь странный симбиоз — идеи буржуазного психолога и пропаганда принципов демократического централизма — порой приводили к тому, что советские теоретики умудрялись запутаться и в «трех соснах» очень простой типологии. Их рекомендации по эффективности того или иного стиля носят общий, порой достаточно противоречивый характер, а за априорными симпатиями по отношению к демократическим методам руководства часто проступает латентная автократичность. Проанализируйте, например, следующий пассаж: «Существует мнение, что стиль руководства является достоянием или, лучше сказать, принадлежностью всякого аппарата управления. Но, видимо, понятие стиля уместно применять прежде всего в приложении к личности руководителя. Нередко употребляемое выражение “стиль работы аппарата управления (учреждения)” есть, по существу, не что иное, как признание общесистемной значимости стиля руководителя» (Омаров, 1984).

 
Самоменеджмент?
Среди причин такого подхода стоит назвать не только фактор тоталитарного мышления, но и методологическую ошибку. Советские теоретики практически единодушно повторяли положение о различии понятий «лидерство», «руководство» и «управление». Но, как это ни странно, производные от них понятия: «стиль лидерства», «стиль руководства» и «стиль управления», — в подавляющем большинстве случаев рассматривались как синонимы. Увы, сказанное можно с полным правом отнести и к современной интерпретации проблемы стиля в отечественном менеджменте.
Одним из следствий методологической ошибки стало то, что отечественная теория стиля долгое время развивалась в направлении, противоположном западному подходу. Теория стиля лишь весьма поверхностно затрагивала организационный дизайн и проблемы корпоративной культуры, сосредоточиваясь на проблемах самоменеджмента руководителя. Таким образом, понятие стиля стало решающим в становлении этой дисциплины в советской теории управления: «Наука управления социалистическим предприятием только вступила в завершающую стадию своего становления, но в ее рамках уже зарождается новое направление, которое в будущем, видимо, отпочкуется и сформируется в самостоятельную дисциплину — науку о хозяйственном руководителе» (Белоусов, 1985).
Это закономерно привело к недооценке стиля многими современными авторами, считающими его «хотя и очень важной, но далеко не определяющей компонентой эффективности» (Романовський, 2000), — тезис, звучащий, мягко говоря, странно в контексте менеджмента начала ХХI века.

 
Перестройка стиля?
Итак, с каким же «багажом» (выражаясь языком агитпропа) подошла советская теория управления к эпохе, которая должна была стать грандиозной перестройкой стиля отечественного управления?
Выделим наиболее острые проблемы.
1. Определение. Механистическая трактовка стиля управления как совокупности методов побуждения и контроля сужала эту категорию и делала ее малоперспективной для дальнейшей разработки в рамках теории управления.
2. Функции. Персонализация стиля и односторонняя трактовка его воздействия на подчиненных привела к излишней «психологизации» понятия «стиль управления» и практически свела на нет возможность рассмотрения его функций в контексте формирования организационной структуры и культуры.
3. Классификация. Примитивная по своей сути классификация, основанная на «не первой свежести» западной теории, не могла описать все многообразие практики управления, тем более приблизиться к разрешению проблемы эффективности того или иного стиля управления. Эту проблему не помогали решить и дальнейшие заимствования из западной психологии управления, которые разнообразили типологию, но не позволяли выработать качественно новые рекомендации для топ-менеджмента.
Как видим, практическая ценность советской теории стиля в управлении была весьма незначительной. Тем не менее именно в таком виде она просуществовала практически до середины 90-х годов. Изменения в ней были несущественны. Сначала социалистическую риторику сменила на не менее пустопорожняя перестроечная. Позже народ начал выдумывать кто на что горазд — появилось множество субъективных типологий, вся оригинальность которых заключалась в новизне наименований для все тех же стилей.
Доходило порой до абсурда: в поисках некоего идеала, который сгодился бы на все случаи жизни, особенно для выведения страны из глубокого экономического кризиса, на все лады превозносили достоинства «мягкой диктатуры» — «авторитарно-демократического» стиля4 (представьте себе одновременно холодный и горячий кофе!). Причем непонятно, то ли это было неуклюжее заимствование из поведенческой теории стиля Рэнсиса Лайкерта (ср. его «благосклонно-авторитарный стиль» — Likert, 1967), то ли определение «демократический» предназначалось для публики, а «авторитарный» относилось к сути.
Некоторое оживление в отечественную теорию стиля внес выход в 1992 г. первого издания учебника М. Мескона, М. Альберта и Ф. Хедоури «Основы менеджмента», значительно расширившего кругозор доморощенных теоретиков и практиков менеджмента. И «пошла плясать губерния», на разные лады пересказывая, а то и откровенно перевирая десяток западных концепций и персоналий, которым была посвящена глава «Лидерство: стиль, ситуация и эффективность» (Мескон, 1992).
Разумеется, это опять-таки не могло привести к качественному прорыву в теории стиля, поскольку эмпирические исследования практически не проводились, а западные концепции изучались не по первоисточникам. Суть подхода к стилю управления осталась прежней, малоинтересной для практиков управления. Может быть, именно поэтому в отечественном менеджменте и бизнесе до сих пор преобладает серость.

 

Подготовил: Геннадий Ногин.

Комментирование закрыто.